История

После присоединения Крыма к России и массовой эмиграции крымских татар в Турцию российское правительство было заинтересовано в заселении пустующих земель и оказывало всем иностранным поселенцам значительную помощь. Приглашали «...хороших земледельцев и виноградарей, людей, имевших навык наращивать шелковичную и другие полезные растения, мастеровых...», которых было много среди болгар.

Судно «Дидона» направлялось в Таганрог, затем болгарских переселенцев нужно было доставить в Одесский порт. Однако в связи с наступлением холодов и отсутствием у беженцев продовольствия и теплой одежды капитан принял решение сделать остановку в Севастопольском порту, откуда в течение нескольких дней их должны были отправить в Одессу. Через 3 недели Таврический Гражданский губернатор Д. Мертваго писал Херсонскому военному губернатору А. Розенбергу: «В числе переселенцев есть много малолетних, и все они бедны одеянием, не перенесут холода на море и просят оставить их жительство в Крыму...». Большинство болгар в начале XIX прибывало в Крым морским путем на частных купеческих судах. Согласно указу Александра I от 5 января 1802 года, их нанимало царское правительство специально «для переселения в Россию балканских беженцев, не желавших мириться с османским игом на Родине».

Розенберг согласился оставить болгар в Крыму. Как раз в это время крупный помещик Феодосийского уезда Али Мурза Ширинский объявляет желание продать доставшуюся ему по купле землю в урочище Кишлав за четыре тысячи рублей. Ранее на этих землях жили татары, эмигрировавшие в Турцию. После покупки государством земель Али Мурзы здесь были поселены болгары. Так в 1804 г. образовалась вторая в Таврической губернии болгарская колония с. Кишлав (ныне с. Курское Белогорского района).

То, что болгарская колония Кишлав была основана в 1804 году, подтверждает ещё один факт. В 1860 году в своём ходатайстве об отводе Кишлавской колонии участка земли в деревне Салдач её жители писали: «Родители наши, прибыв в 1804 году с Высочайшего разрешения в числе 95-ти семейств (1300), для которых по распоряжению правительства была отведена под селение земля в колонии Кишлав на речке Мокрый Эндол в количестве 1900 десятин земли».

Тем не менее, цифра в 1300 душ несколько завышена. Согласно Ведомости о числе колонистов, прибывших из-за границы в1806 году, на 1 января 1807 года в Кишлаве насчитывалось 66 семейств (397 душ) «современно водворенных колонистов».

Скорее всего, первая и основная группа болгарских беженцев из Странжи поселились в Кишлаве в 1804году, а впоследствии число колонии росло за счёт небольших групп переселенцев, прибывших «на постоянное жительство» в колонию в 1805-1806 гг. Карантинные заставы Керченского и, за редким исключением, Севастопольского портов рапортовали Смотрителю крымских колоний о причислении «к Феодосийскому уезду в деревню Кишлав» 3-5 семейств вышедших из-за границы болгар.

В архиве Кишлавского Волостного правления в деле за 1806 год хранилось несколько присяжных листов. В одном из них приводятся показания, взятые под присягой у жителя болгарской колонии Кишлав Стояна Михо, где он подробно рассказывает о переселении болгар с с. Мурзоево и Стойлово в Россию. Так, несколько семей жителей этих деревень наняли русское купеческое судно под командованием шкипера грека Панага, которое следовало к берегам Черного моря. С каждой души шкипер взял по 12 пиастров. Через несколько дней судно прибыло в Севастопольский порт, и после прохождения карантина болгары «прибыли в сею деревню Кишлав».

После прибытия в крымские порты болгары сначала проходили карантинную заставу. Затем им определяли новое местожительство, а Смотритель крымских колоний выдавал им паспорта «для разрешения на прожитие в Таврической губернии сроком на один год».

Кишлав, а ныне село Курское, расположено вдоль речки Индол. Именно здесь пролегал Великий Шелковый путь, по которому тысячи караванов, не торопясь, шли на Восток, проходя долиной прекрасной реки. Недаром Индол в переводе с тюркского языка означает «путь в Индию».

image 01
Долина р. Индол

Известный крымский краевед Е.В.Марков в своих «Очерках Крыма» писал: «Долина Мокрого Эндола прежде всего встречает вас после поворота в горы. Она вьется зеленою змеею через светлую степь до самых Сивашей. Долина Эндола, как все крымские долины, - сплошная густая поросль садов, под сенью которых бежит узенькая, проворная речка...Обширный и богатый Кишлав, колония болгар, захватила весь горный склон Эндола...Окрестные местности снабжают овощами виноградные долины и степь и ближайшие города...».

Начинать на новом месте всегда трудно. Людям, оставившим свой очаг, приходилось все делать заново: строить дом, обрабатывать землю, обзаводиться хозяйством. Но, как говорит болгарская пословица: «Труд все преодолеет». Очень скоро на выделенной поселенцам земле появились ухоженные болгарские села.

Ф. Домбровский, написавший в середине XIX века «Очерк Феодосийского уезда», так описывает болгарскую колонию Кишлав: «...Обширная, нельзя не остановиться и не посмотреть вблизи на быт этого трудолюбивого и кроткого народа. Село тонет в зелени садов, вид прекрасно обработанных полей, чистые выбеленные известью дома, построенные все по одному образцу, притом построенные не беспорядочно, а правильно. Запасы сена, соломы – на каждом шагу доказывают, что здешние болгары наслаждаются довольствием. Прекрасная церковь, сельское училище и колониальный приказ».

image 02

image 03
Общий вид села Кишлав, начало XX в.

Трудовой деятельностью было охвачено не только взрослое болгарское трудоспособное население, но и подрастающее поколение и люди преклонного возраста, так как каждая болгарская семья имела дом, усадьбу и собственное хозяйство.

У болгар Крыма были развиты такие отрасли сельскохозяйственного производства, как хлебопашество, скотоводство, виноградарство, огородничество. В некоторых колониях занимались разведением шелковичных червей, а также пчеловодством и табаководством.

У кишлавских болгарских переселенцев в первой половине XIX века основным видом сельскохозяйственной деятельности было скотоводство, которое занимало важное место в хозяйстве. Во многих хозяйствах скотоводство был главным источником доходов болгарских крестьян. Кроме того, заниматься им было выгоднее, чем, к примеру, хлебопашеством, так как уход за скотом не требовал большого труда. Пасти его можно было даже на неплодородных землях в предгорьях восточного Крыма. Главной особенностью болгарского скотоводства было преобладание овцеводства над коневодством и разведением крупного рогатого скота. К примеру, в среднем в болгарских колониях полуострова на одну корову приходилось по 6 овец. В каждом дворе насчитывалось примерно около 30 голов овец. Каждый год из Кишлавской волости выгоняли на Яйлинские пастбища более 20тысяч овец.

Прозвище «чабан» (пастух овец) у болгар считалось почетным. Болгарин, достигший юношеского возраста, до женитьбы несколько лет занимался пастушеством, и этой работой зарабатывал деньги, необходимые для устройства и обзаведения своего хозяйства.

Фрукты и овощи выращивали как для собственных нужд, так и для продажи.

Первые болгарские поселенцы в конце XVIII - начале XIX века, стремясь сохранить свой язык, веру и культуру на свободных землях Российской империи, приносят с собой на Крымскую землю свои обычаи, обряды, праздники. Наиболее почитаемые церковные и народные праздники вместе составили народный календарь крымских болгар.

На новом месте болгары первым делом возродили храм. «Кто веру ломает, того неверие сломает», - гласит народная мудрость. Болгары были религиозны. В каждом их селении действовала православная каменная церковь. Служители культа пользовались среди переселенцев значительным влиянием. Низкий уровень образования и религиозность накладывали свой отпечаток на быт болгар.

Почти в каждом болгарском селе были молельный дом, церковь. Известно, что в 1811 году в селе Кишлав появился небольшой деревянный молитвенный дом, освященный в честь Александра Невского. Через некоторое время на его месте построили храм Вознесения Господня. Сейчас здесь стоит школа.

image 04
Храм Вознесения Господня в с. Кишлав (80-е годы XIX века)

Церковь в болгарской колонии Кишлав была построена в течение года, благодаря своевременному по­ступлению средств из казны. Ее строительство закончили в 1822 году к Пасхе, а освятили на 40-й день, в честь праздника Вознесе­ния Господня. При больших сельских церквях существовали свои Церковно-приходские попечительства. В 1883 году одно из них было открыто при Кишлавской церкви Вознесения Господня. Средства Попечительства были невелики — в среднем около 100 рублей в год. В основ­ном они шли на ремонт церкви и причтовых домов, на покупку учеб­ников для двухклассного церковно-приходского училища, на помощь бедным и на выдачу ссуды в случае несчастных обстоятельств. Ссу­да составляла не более 10—50 рублей».

У Попечительства был и свой председатель, который избирался прихожанами каждые два года. Затем его кандидатуру утверждали в Таврической Духовной Консистории в Симферополе.

При Кишлавском церковно-приходском Попечительстве в 1908 году была открыта своя библиотека, в которой насчитывалось более 160 эк­земпляров книг и журналов. Среди них — Таврический церковный вестник, Церковные Ведомости, журнал «Миссионерское обозрение», которые ежегодно выписывали священнослужители церкви. За аренду помещения для библиотеки кредитное общество платило 37 рублей в год. Большой интерес население проявляло к газетам, интересуясь, главным образом, событиями на Балканах.

В 1876 году в селе была открыта Кишлавская одноклассная школа, которая годом позже стала Кишлавским двуклассным училищем Министерства народного просвещения. На его содержание ежегодно из казны выделялось 610 рублей и 260 рублей поступало из местного общества.

image 05
Земское народное училище в с. Кишлав, начало XX века

В начале 1909 года постановлением Феодосийского уездного земского собрания был утвержден генеральный план школьного строительства на 1909-1910 год, первым пунктом которого стояла перестройка помещения Кишлавского двуклассного училища, которое не вмещала всех учеников. Уже новый учебный год осенью 1912 года ученики начали в новом здании. (Рис. 1.5, 1.6) В 1881 году в училище работало трое учителей: законоучитель Григорий Юрченко, старший учитель Федор Музыченко и второй учитель Николай Батюшков. Почетным блюстителем училища считался сельский староста.

image 06
Здание Кишлавского народного училища (современный вид)

Обучение в Кишлавском училище одного мальчика стоило три рубля в год. Эту сумму платили не родители, а сельское общество. Девочки в школе не учились. Преподавание в училище велось на русском языке. Однако учителя часто жаловались, что во время уроков и перемен дети говорят между собой только на болгарском. Еще одной причиной для жалоб со стороны преподавателей училищ была плохая посещаемость болгарских учеников вследствии равнодушия и беспечности к обучению детей со стороны их родителей. Болгары Кишлава посылали детей в школу только поздней осенью по окончании полевых работ, а в зимнее время оставляли детей дома для выполнения домашней работы. Для решения этой проблемы родителей штрафовали на 3 копейки за пропущенный день и вскоре жалобы на пропуски детьми школы прекратились. Основными предметами в школе были Закон Божий, чтение гражданской и церковной печати, считание по счетам простыми числами.

Возле школы был приусадебный участок, который считался одним из лучших в уезде и на котором школьники выращивали картофель, фасоль, лук и другие культуры. В 1886 году в селе была открыта также церковно-приходская школа. В здании бывшей конторы и правления колхоза находилась винная казенная лавка. Больницы в селе не было, за помощью обращались в деревню Салы (сейчас Грушевка).

В середине XIX века в болгарской колонии Кишлав был создан общественный хлебный магазин, который, по словам современников, являлись «верным орудием против голода, неурожая и частыми спутниками сельского быта». На общественные средства в центре села строили небольшой дом из жженого кирпича, покрытый железом или черепицей. Внутри помещение отделывали деревом. В среднем в такой хлебный магазин вмещалось от 80 до 180 четвертей зернового хлеба. Одним из самых больших на полуострове «запасников» был магазин в колонии Кишлав. В 1847 году в нем находилось около 300 четвертей хлеба. Каждый домохозяин после сбора урожая приносил в запасной магазин определённое количество муки или зерна. В Кишлавской колонии предпочитали осенние сорта пшеницы весенним. Так, по данным на 1 января 1847 года, в сельском запасном магазине хранилось 181четверть озимого и 67 ярового хлеба.

Воду брали из местных источников. До сих пор сохранились фонтаны для питьевой воды, которая стекала по керамическим трубам из источника, находящегося на горе Военная.

image 07
Болгарские источники водоснабжения

В XIX - начале XX века в болгарских селах Крыма были в основном домашние ремесленники, которые готовили продукцию исключительно для собственного хозяйства. В домашних условиях они изготовляли изделия из кожи, кирпичи, ткани, посуду, красящие средства. Особенно много времени и усилий занимали работы по производству сукна и изделий из шерсти. Весной перед стрижкой овец специально возили на озеро Сиваш. Там их загоняли в мелководье и солёной водой тщательно вымывали из шерсти грязь. Эта процедура называлась «кошара». Затем стригли специальными ручными ножницами. Шерсть скатывали в рулоны и хранили некоторое время в сухом помещении, после чего женщины в реке проводили повторную стирку и во дворе дома сушили на жердях.

image 08

image 09
Загоны для скота

В XIX - начале XX в. в селе Кишлав хорошо было развито гончарное производство. Прежде всего, этому способствовали местные природные ископаемые. Часто за стопроцентной по своему составу глиной скалы Бор-Кая приезжали не только из ближайших сел, а также из Феодосии и Старого Крыма.

image 10
Скала Бор-Кая

Гончарный круг был примерно в каждом 3-4 доме. Болгары сами изготовляли на нём глиняную посуду для хозяйства. В первой половине XIX века здесь в районе рек Сухой (Большой) Индол и Курты (Малый Индол) находились две небольшие однокамерные обжиговые печи (керхене), которые принадлежали сельской общине. К концу XIX века две местные гончарные мастерские были преобразованы в небольшой завод по производству кирпичей и черепицы, которым руководил поселянин Иван Дефаров по прозвищу Кутет-Ень (хромой).

Большинство домов села – саманные, построены из блоков, сделанных из соломы пополам с глиной, которую местные жители брали у подножия скалы Бор-Кая, и высушенных на солнце. Черепица на многих домах сохранилась еще с девятнадцатого века. Большие дома на высоком фундаменте были у богатых жителей, бедные жили в маленьких домиках без фундамента. Их жилища были просты: узкие и длинные мазанки, покрытые камышом, значительно позже стали появляться кирпичные и каменные постройки. В бедных семьях пол посыпали песком, в более зажиточных и богатых – покрывали войлоком и коврами домашней ручной работы. В комнате обязательно была икона с лампадкой, здесь же висели четки. Мебели в домах было немного: стулья, лавки, низкие диваны с шерстяными покрывалами и вышитыми подушками.

image 11

image 12
Болгарские дома зажиточных крестьян, начало XX в.

image 13

image 14
Болгарские дома бедных крестьян, начало XX в.

image 15

image 16
Болгарские дома бедных крестьян, начало XX в.

Для болгарского дома характерен стол на очень низких ножках. Болгары сидели за ними на полу или на подушках, набитых шерстью или какой-нибудь ветошью. Молодые люди обычно спали на полу, на войлоке, а с переходом в отдельный дом покупалась кровать. Мужская и женская одежда была преимущественно домашнего изготовления, большей частью из шерсти.

Болгарки, как и женщины других национальностей, любили носить украшения: в ушах серьги, на шее и груди – ожерелья из австрийских дукатов, а также одарлицы и угарлицы, представляющие нанизанные на нитки русские монеты – червонцы, серебряные рубли и полтинники или турецкие золотые монеты. На руки надевались кольца и браслеты.

Женский костюм (женски дрехи) состоял из белой хлопчато­бумажной сорочки (риза), длинного ситцевого или хлопчатобумаж­ного платья с рукавами и каймой (кустань). Поверх него или ризы надевали сарафан (чухмань) из чистой шерсти тонкорунной поро­ды овцы — мериноса. Незамужние девушки вносили синие сарафа­ны, женщины – черные. Иногда пожилые женщины пришивали с из­наночной стороны большой карман (чукманят), где носили го­стинцы для внуков. Поверх сарафана на­девали узкий длинный суконный фартук с узорами (престелка) шириной 35—40 см. Летом на ногах без чулок носили сукон­ные постолы (тьрликя), зимой — теплые шер­стяные чулки (хабини), а в более теплое время года — суконные чулки (кълиуня). Поверх них надевали большие, гру­бой формы и похожие на калоши туфли (катеря). У молодых девушек они были красные, у женщин преимущественно черного цвета.

Болгарки были искусными ткачихами и вышивальщицами. Их прекрасные ручные работы служили украшением дома. Среди изделий были скатерти, полотенца с такими кружевами, иногда по концам они отделывались шелком и золотом, ковры различных размеров и цветов (килимы).

image 17 image 18
Экспозиционный комплекс «Болгары Крыма» Женский костюм конец XIX века
image 19 image 20
Мужская обувь из бычьей кожи (цървули), с. Кишлав, начало XX века Женская обувь для дома (тьрлики)

image 21

image 22
Болгарские ручные работы

В отличие от жилища и одежды, в конце XIX — начале XX в. большие изменения претерпела национальная кухня крымских бол­гар. Прежде всего, можно наблюдать много заимствований из крым­ско-татарской кухни. Например, наиболее распространенными у бол­гар полуострова в указанный период были следующие блюда: слое­ный мясной пирог (кубэте), соленая или копченая баранина (кокач), мясная поджарка в казане с добавлением лука, моркови и перца (кавурма). Банница у местных болгар почти не встречалась. Ее заменял рулет из теста и брынзы (сирене лангиди), который подавали на стол, нарезанным на куски толщиной в 2 см, или сырный пирог (чатунская плакета). Кроме того, по праздникам делали многослойный пи­рог с начинкой из молока, сметаны, яиц, зелени, листьев буряка и мяты (зелник), вертуту с тыквой (тиквенник). На зиму в бочках-кадках солили сало, брынзу (сирене), перец, помидоры и квасили капусту.

В начале XX века болгарское поселение составляло 500 дворов. Самый богатый был помещик Шеретов. У него был сад под скалой. Крестьяне имели наделы садов и полей, выращивали пшеницу, держали скот: овец, коров. Богатые землевладельцы (Шеретов, Голяков, Атаманов, Гашев, Попучиевы) нанимали людей для работ в своих хозяйствах. Мастеров Кирилл имел 7 тысяч голов овец, которых выпасали наемные чабаны. До революции были две вальцовые мельницы, принадлежавшие Голякову Степану и Атаманову Федору. Гашев Петр Иванович (выходец из простых крестьян) имел винный магазин, 3 десятины виноградников и сад. Была в селе церковь, две школы, два частных магазина, частная кофейня.

image 23 image 24
Болгарские девушки, с. Кишлав, начало XX века Семья Попучиевых, с. Кишлав, начало XX века
image 25 image 26
Уроженец с. Кишлав Маврешко Константин, начало XX века Жительница с. Кишлав Галина Шеврикуко, начало XX века
image 27 image 28
Семья Пиронковых, с. Кишлав, начало XX века Полковник царской армии, уроженец с. Кишлав Степан Попучиев (1916 год).
image 29 image 30
Степан Маврешко, с. Кишлав, начало XX века Семья Маврешко, с. Кишлав, конец XIX века
image 31 image 32
Шеретова Софья Константиновна, с. Кишлав, начало XX века Кишлавские болгары во время службы в Елизаветграде (1904 – 1905 гг.). 1 ряд - Павел Трецков (слева) и Степан Маврешко; 2 ряд – Иван Чендев (слева) и Емельян Овчинников

До 1917 г. Кишлав насчитывал около 360 дворов (болгары- 310, русские – 20, цыгане – 10, греки – 7). В селе насчитывалось около 30 семей зажиточных крестьян: Гашевы Петр и Степан, Узунов Николай,Атаманов Кирилл, Шеретовы Савва, Кириллл и Ефросинья, Попучиевы Степан, Василий, Андрей, Каралиев Демьян, Москотов Иван, Дринко Кирилл и другие. Около 150 хозяйств были середняцкие.

Народ был трудолюбивый, чистоплотный. Питались неважно. Хозяйство было натуральное. Одевались во все самотканное. В церковные и престольные праздники водились хороводы, приезжали карусели. На улицу выкатывали бочки с вином, велась торговля. Народ был богобоязненный, драк в праздники не было.

После Февральской революции 1917 года село зажило бурной жизнью. В 1917 году студент – большевик Бостанжиев Николай Константинович приехал из Москвы и организовал демонстрацию с флагами и красными транспарантами, с революционными песнями.

С 1917 года до коллективизации был создан комбед (комитет бедноты) из 9 человек, возглавил который Бибирев Константин Устимьянович (впоследствии был старостой управы при немцах). Комбед проводил хлебозаготовки. Для работы с женщинами были избраны делегатки – женорганизаторы: Чендева Зиновия Ивановна, Скрипкина Анна Ивановна. В 1926 году по поручению Феодосийского райкома организовали «красный обоз» – 60 подвод с пшеницей. В селе, как и в стране, продолжалась классовая борьба. В 1920 году представитель райкома был убит кулаком Атамановым.

Весной 1918 года Крым был оккупирован кайзеровскими войсками, затем вспыхнула гражданская война, полыхавшая до конца 1920 года. 1921 год оказался очень засушливым, за ним за ним последовал голод, унесший жизни десятков людей. Вскоре начала поступать помощь голодающим.

После Октябрьской революции 1917 г. вся земля была поделена между крестьянами. Коллективизация началась в 1929 году. Были созданы:

- 1928-29г. Сельхозартель «Первое Мая» (Состоял из 50 хозяйств бедноты-безлошадников. Председателем избрали Маврешко Дмитрия Степановича. Сельхозартели дали землю и трактор.);

- колхоз «Красный земледелец»: 30-40 хозяйств с лошадьми;

- колхоз «Буденовец»: 50 хозяйств-середняков;

- колхоз Ворошилова – 10 русских семей;

- колхоз Мартовский – бедные болгарские семьи (была государством дана ссуда для приобретения лошадей, выделен участок сада под скалой и земли, сколько могли обработать);

- колхоз «Путь Ильича».

В 1930 году была создана комсомольская организация (5-6 чел.). Секретарь – Щербаков Василий Романович. К 1938 году количество комсомольцев достигло 60 человек, коммунистов – 20-23 человека.

В 1930-31 годах колхозы слились в один – «Путь Ильича». В нем состояло 800 человек. Председателем был избран Ефименко Георгий – двадцатипятитысячник. При объединении было 2 трактора, около 50 волов и 50 пар лошадей, 30 га сада, около 1000 га пашни. Колхоз имел 5000 голов овец и конеферму. Начали растить сады, строить табачные сараи. При втором председателе Забияченко Иване Сергеевиче началось расширение площади садов. С 1938 по 1940 выращивали табак на площади около 100 га. Выращивали поливные овощи на 20 га, собирали высокие урожаи. Были трактора, комбайны, лобогрейки. Работала колхозная столовая для рабочих (50 человек), которые находились в затруднительном материальном положении. В 1935 году образовалась Старо-Крымская МТС (машинотракторная станция). Технику из колхоза забрали, обслуживать колхозные земли стала МТС. В 1938 году в колхоз «Путь Ильича» влился Тополевский колхоз. К 1936-37 годам выдача на трудодень составляла 6 рублей, натурой – 2 кг. хлеба и 3 кг. яблок.

По воспоминаниям жительницы Кишлава Половиной В.К. с 1931 года в селе было электричество (местная электростанция: 18-тисильный нефтяник), в каждом доме – лампочка. Перед войной колхоз стал одним из лучших в районе с доходом 1 млн руб. Было 4 машины-полуторки, 7 – 8 тракторов МТС. Урожайность зерновых составляла 120 пудов. Выдача на трудодень хлеба - 800 гр. – 1 кг., 12 – 15 руб., 400 гр. овощей, 400 – 800 гр. фруктов. Зерновые убирались сначала лобогрейками, а затем комбайнами. В садах использовали опрыскиватели. Насчитывалось 1000 га пашни, 600 га выпасов в Ленинском районе и 400 га под Агармышем. Председателем колхоза перед войной был Главчев Марк Иванович, председателем сельского совета – Дымков Эммануил Кириллович. Перед войной было земли 4,5 тыс. га, в том числе: пашни – около 600 га, садов – 60 га, огород – 60 га, табак – 105 - 115 га, виноград - 12 га, пасека – 200 пчелосемей, скота: коров – 120 голов, лошадей – 100, волов – 100. Оплата труда перед войной на один трудодень составляла: пшеница – 500 гр., яблоки – 500 гр., овощи – 1 кг., мед – 200 гр., деньги – 65 коп. Зарабатывали до 1000 трудодней. Появились клуб, изба-читальня, фельдшерский пункт. Церковь к 1935 г. была закрыта.

В 1938 году колхозники Мутьева Анна, Голяков Степан (бригадир тракторной бригады) были награждены большими серебряными медалями на выставке достижений народного хозяйства за выращивание табака.

В 1941 году для жителей села наступили тяжелые времена. Из села было призвано на Великую Отечественную войну 232 человека, вернулось 23 чел.

Во время Великой Отечественной войны в селе находилось небольшое количество немцев, а основную массу оккупантов составляли румыны. В начале оккупации немцы расправлялись с советскими активистами. Были расстреляны коммунисты: Главчев Марк, Дымков Эммануил, Зибирев Николай, Канишев Константин, Янчев Иван, Сети Митрофан, Москотова Прасковья. С началом Великой Отечественной войны многие местные жители ушли в леса партизанить. Местное население (в основном болгарское) помогало партизанам Старокрымского отряда продуктами, многие жители учавствовали в партизанском движении. Так, Митрофан Сети, житель Кишлава, партизан, который пришел за продуктами, был схвачен румынами и расстрелян.

 

image 33 image 34
Митрофан Сети (с гитарой), сестра Прасковья (справа). Село Кишлав, 1927 г.

Работала в селе управа, старостой управы при немцах был Бибирев Константин Устимьянович. В селе находился военный госпиталь. Работала во время войны школа, в которой на болгарском языке преподавали учителя-болгары.

Местных жителей оккупационные власти наделили дополнительными участками земли вдоль реки. На этих участках они выращивали овощи, зерновые, фасоль. Каждой семье давался план сдачи продуктов. Возле каждого двора выставлялись мешки с фасолью, картошкой, зерном, которые могли простоять и несколько дней, пока их не заберут румынские солдаты. Тарасевич (Маврешко) Е.К. (1929г.р.), из семьи не очень обеспеченных многодетных болгар, вспоминает, как тяжело приходилось выживать: голодали, собирали корешки, травы, ягоды. Варили баланду. Не было мыла. Носили одно платье на трех сестер. Шалагина Л.С (1929г.р.) отмечала, что с началом войны вернулись в село некоторые раскулаченные Советской властью жители. Так, Москотовы, зажиточные землевладельцы и владельцы больших отар овец, вернулись в 1941 г., выселили из своего бывшего дома семью, проживавшую там после раскулачивания Москотовых, получили от оккупационных властей большой участок земли.

13 апреля 1944 года Кишлав был освобождён от фашистских захватчиков, но радость многих жителей была преждевременной.

В июне 1944 года болгарское население Кишлава было депортировано. Жителям разрешили взять с собой только 50 кг. груза, для отправки они собирались за селом в районе современного химсклада. Болгары, греки, проживающие в нашем селе, были погружены в вагоны и вывезены со своей Родины. Вещи депортированных сносили в дом Шеретовых (современный Дом культуры), которые в 1945 году раздали переселенцам из Курской области России (всего 349 семейств). В мае 2008 года возле Курского сельского совета был установлен памятный знак скорби по депортированным народам Крыма.

Наше село не может похвастаться знаменитыми спортсменами, артистами, депутатами, но люди, проживавшие в нашем селе и создававшие его материальную и духовную культуру – главная ценность исторической эпохи.

Переселившиеся на крымскую землю болгары нашли здесь свою вторую Родину. Хороших земледельцы и виноградари, скотоводы и мастеровые были очень добросердечными, трудолюбивыми людьми, лентяев не любили.

Среди святынь Крыма особым для болгар является Топловский женский монастырь. Известно, что православная эта обитель создана более ста лет назад благодаря божественному подвигу простой болгарской девушки Константины из села Кишлав. Как большинство её односельчанок, она была богобоязненной и трудолюбивой. Однажды девушка услыхала зовущий её голос и ушла из дома. Покинув родительский кров, Константина поселилась в пещере у Кизил-Таша. Семь лет провела она там в молитве и одиночестве. Потом перебралась в урочище Топлу, где рядом с источником Святой Параскевы выкопала себе землянку. Позже присоединились к Константине ещё несколько женщин. Над источником выстроили они небольшую часовню. Так зарождалась будущая обитель.

Александр Федорович Музыченко, сын учителя кишлавского училища, вырос в селе Кишлав среди крымских болгар. Наш земляк ста выдающимся болгаристом и педагогом, автором многих работ по истории, этнографии и народному творчеству крымских болгар.

С 1904 по 1914 г. в должности председателя Попечительства находился один из самых уважаемых и состоятельных болгар полуострова, кишлавский поселянин-собствен­ник Савва Шеретов. Почти половина церковных икон была приобре­тена на его личные средства. Среди них — центральная икона Воз­несения Господня стоимостью 530 рублей серебром, которую Пред­седатель Попечительства привез из Константинополя, где в 1909 году был на празднике Святых Константина и Елены.

В 2010 году потомок Чендевых и Шеретовых, Куликовская Людмила Ивановна, побывав в доме предков, рассказывала по воспоминаниям бабушки, что в их семье было 13 детей. Родители были строгие и требовательные, все работали с утра до вечера. Благодаря трудолюбию и тяжкой работе семья Шеретовых считалась зажиточной, была раскулачена в первую очередь.

По переписи 1989 года в Крыму проживало 2186 болгар; в 1994 году около 2000 тысяч болгар. Многие депортированные жители не вернулись в места своего компактного проживания, на свою Родину. Власти на местах всячески препятствовали этому. Сегодня в Курском всего 5 человек – потомки болгар Крыма.

image 35
Елена Константиновна Тарасевич (Маврешко) с дочкой Зинаидой, с. Курское, 2004 г.

image 36 image 37
Митинг в честь 200-летия с. Кишлав, с. Курское, 2004 год

История болгарской семьи Вербовых из села Кишлав (из воспоминаний внучки)

 verb1Семья Вербовых

1  ряд- Вербов Кирилл  Демьянович, дочь Таня, Вербова ( Боялыкова) Прасковья  Савельевна, дочь Мария.

2 ряд –сын Дмитрий, дочь Акулина, сын Василий, дочь Екатерина, сын Иван.

   Семью репрессировали на Урал в город Тавда Свердловской области в июле 1944 года. Поселили в  неотапливаемую  комнату. Сам Кирилл  Демьянович в это время был на войне, и старший  сын Дмитрий был мобилизован  в армию в апреле 1944 г.  Семью они нашли уже после окончания войны. Фото сделано  в Тавде в 1949 году. На фото нет самой младшенькой Стеши, она умерла в Тавде в январе 1945г.  от голода и  холода, ей было 5 лет. В 1952 году умирает от болезней Екатерина, в 1954году  умирает от болезней Мария. В 1959 году уходит из жизни по болезни  Прасковья Савельевна.  Василий из-за недоедания теряет зрение.

   Вербов  Кирилл  Демьянович  родился в 1896 г. В 1914 году  он был мобилизован   на 1-ю мировую войну с японцами. В 1920 году  Кирилл  Демьянович  познакомился  с Прасковьей  Боялыковой, когда был  в отпуске.  Ушел на гражданскую войну. После гражданской воны в 1922 г.он вернулся, и они поженились. Семья   Вербова  Кирилла   была зажиточной. Отец Демьян имел в хозяйстве 2 лошади, корову, плуг, 50 овец. И когда была  организована первая  коммуна, много  живности было сдано в коммуну. В коммуне  Вербов Кирилл   Демьянович  и еще два  человека  были  организаторами  и руководили  коммуной.

verb2

       Потом  коммуну  укрупнили в колхоз «Путь  Ильича».  Колхоз был миллионером.  В это же время  организовали   табаководческую  бригаду,  и Вербов  Кирилл  Демьянович   работал  бригадиром табаководческой бригады.  В 1941 году, когда на Крым стали наступать немцы, его мобилизовали  в Красную армию. Ему было 45 лет.  В составе 51-й армии он защищал  Крым,   принимал  участие в боях  за Керчь.  У дедушки две медали, одна за Победу над Германией, вторая  за бои под  Сталинградом. Бои за Сталинград  и междуречье Дона 51-я армия вела с 17 июля 1942 года по 2 февраля 1943 года.  При переходе  вброд  реки Дон,  он заболел  воспалением легких.

        19 сентября 1944 г.  был контужен   и лечился в Саратове. После ранения его определили в интендантские войска. Весной 1945 г. он вернулся в родное село Кишлав,  но семью он там не нашел. В их доме по ул. Ленина, 2 жила уже семья из г. Курска. Всем мужчинам, пришедшим с войны, разрешено было оставаться в Крыму, но без семьи. Семью уже депортировали в Тавду, как врагов народа. Кирилл  Демьянович  не согласился.  Командир  Кирилла Демьяновича  звал поехать его с ним на конезавод в Саратов, но он  тоже не согласился. Только к семье. Когда он приехал в Тавду, пошел вставать на учет в комендатуру  и там сразу поставили печать, что репрессирован, и поэтому выезд из Тавды был запрещен. Прибежав домой, Кирилл Демьянович  об этом рассказал другим  болгарам-мужчинам  и многие  смогли, не став на учет, уехать из Тавды. А  Кирилл  Демьянович  с семьей остались жить в Тавде   и терпеть  ужасные лишения и голод.  В 1964 г. Кирилл  Демьянович  с детьми переезжает  жить в город Никополь. 

verb3

1920 год. Вербов Кирилл Демьянович (на снимке  сидит). 

ИСТОРИЯ СЕЛА ТОПОЛЕВКА

В долине рекиМокрый Индол, в основном на его левом, северном берегу, в западной части Сало-Индольской котловины располагается с. Тополевка. На юг от села гораТау-Баши(772 м), к северу гораКуляба(521 м), к западу горный массивКубалач(768 м). Высота села от уровня моря — 249 м.

   Топлы — древнее горное село, в XVII—XVIII веках населённое армянами, хотя крымский историк А. И. Маркевич, осматривавший несохранившиеся остатки армянской церкви, построенной в 1653 году, считал, что она перестроена из более древней греческой. Первое письменное упоминание деревни Топлу-кёй встречается в «Книге путешествий»Эвлии Челеби под 1667 годом.

 

Это деревня армянских неверных, расположенная в холмистой долине, со ста домами. Все дома здесь похожи на дома Эрзурумской страны, построены из сосновых брёвен, с куполами из сосновых брёвен, подобных крыльям ласточки. На одном из холмов есть их церковь — место прогулок.

 

    После обретения ханством независимости в 1774 году, в 1778 году было проведено переселение греков и армян из Крыма. Согласно «Ведомости о выведенных из Крыма в Приазовье христианах» А. В. Суворова, из деревни Татлы было выселено 212 армян и, видимо, после этого деревня опустела полностью, поскольку в Камеральном Описании Крыма 1784 года, составленном сразу после присоединения к России в 1783 году, селение с таким названием ни среди жилых, ни среди разорённых деревень Кефинскаго каймаканства не значится.

    Место долго пустовало, и вновь поселение встречается лишь на карте 1842 года, как болгарская колония Топлы на землях Кокташской волости Феодосийского уезда, без указания числа дворов.

    В 1860-х годах, после земской реформы Александра II, деревню приписали к Салынской волости того же уезда. К этому времени болгары, видимо, покинули деревню, и её заселили греки, так как в «Списке населённых мест Таврической губернии по сведениям 1864 года», составленном по результатам VIII ревизии 1864 года, Топлу — владельческая греческая деревня с 6 дворами, 24 жителями при речке Мокром Индоле. Вблизи православный женский моныстырь и армянская григорианская церковь. На трёхверстовой карте 1865—1876 года в болгарской колонии Топлы обозначено 11 дворов. В «Памятной книге Таврической губернии 1889 года», по результатам Х ревизии 1887 года, записан Топлус 13 дворами и 57 жителями. По «…Памятной книжке Таврической губернии на 1892 год» в Тупле, не входившем ни в одно сельское общество, жителей и домохозяйств не числилось.

    После земской реформы 1890-х годов, которая в Феодосийском уезде прошла после 1892 года, селение осталось в составе преобразованной Салынской волости. По «…Памятной книжке Таврической губернии на 1902 год» в экономии Бычковского Туплы, входившей в Салынское сельское общество, числилось 55 жителей, домохозяйств не имеющих. В Статистическом справочнике Таврической губернии 1915 года в Салынской волости значится имение Топлы наследников Бычковских.

    После установления в Крыму Советской власти, по постановлению Крымревкома от 8 января 1921 года была упразднена волостная система, и село вошло в состав Старокрымского уезда, а в 1922 году уезды получили название округов. 11 октября 1923 года, согласно постановлению ВЦИК, в административное деление Крымской АССР были внесены изменения, в результате которых был создан Карасубазарский район, и село включили в его состав. Согласно Списку населённых пунктов Крымской АССР по Всесоюзной переписи 17 декабря 1926 года, в хуторе Топлы Салынского сельсовета Феодосийского района, числилось 3 двора, все крестьянские, население составляло 6 человек, все русские. 15 сентября 1931 года Феодосийский район упразднили, и село вновь оказалось в составе Старо-Крымскогорайона.

     В 1944 году, после освобождения Крыма от фашистов, прошла депортация ряда народов Крыма. А уже 12 августа 1944 года было принято постановление № ГОКО-6372с «О переселении колхозников в районы Крыма», по которому в Старокрымский район из Ростовской и Курской областей переселялось 1900 человек, и в сентябре того же года в район приехали первые новоселы (212 семей), а в начале 1950-х годов последовала вторая волна переселенцев из различных областей Украины. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР, от 18 мая 1948 года, Топлы были переименованы в Тополевку. После ликвидации в 1959 году Старокрымского района село включили в состав Белогорского.

     Известные уроженцы: В селе родился известный художник-акварелист Владимир Яновский (1876—1966 годы).

     Художник-акварелист, первый почётный гражданин города Бахчисарая, родился 15 апреля 1876 г. в деревне Топлак (ныне с. Тополёвка) Белогорского района. Владимир Константинович сыграл значительную роль в художественной жизни Крыма. В очерках, статьях и заметках, опубликованных при жизни и после смерти живописца, его называли «Мастером солнечной палитры», «Певцом крымских долин и гор», «Певцом Бахчисарая». Светоносная живопись Владимира Константиновича по сей день привлекает внимание и опытных искусствоведов,и неискушённых в искусствознании посетителей. С 1895 учился в петербургской школе ТЗХ уА. А. Писемскогои А.Афанасьева. В 1900 вернулся в Ялту. Акварели художника имели большую популярность,особенно после того,как последняя императрица Александра Фёдоровна приобрела 24 работы художника и даже хотела, чтобы тот давал уроки рисования её детям. В 1925 переехал в Бахчисарай. Был активным участником художественных выставок в Москве,Киеве,Одессе,Симферополе,Бахчисарае.

Владимир Константинович любил Крым, его красные черепицы крыш, утопающие в зелени садов. Исторические места Бахчисарая — ханский дворец, Успенский монастырь, Джуфт-кале, Зынджырлы медресе и другие достопримечательности запечатлел в своих акварелях, производивших сильное впечатление.

kartina

  “Той”…

toy

Помимо пейзажей Владимир Константинович создавал жанровые произведения. Триптих «Той» («Свадьба»), который в настоящее время находится в постоянной экспозиции ханского дворца-музея. Девушки, женщины, изображенные на этом произведении, запечатлены в праздничных нарядах с этнографической точностью. Яновский в совершенстве владел крымскотатарским языком, был обладателем чудесного голоса, знал и хорошо исполнял старинные крымскотатарские песни. Одной из его любимых песен была «Элиф-дедим-Бе-дедим».

1 1

1 1

1 1

1 1

1 1

1 1

1 1

1 1

1 1

1 1

1 1

1 1

1 1

1 1

1 1

1 1

1 1

1 1

1 1

1 1

1 1

1 1

1 1

1 1